i_drlis (i_drlis) wrote,
i_drlis
i_drlis

Предисловие

     Обычно все тексты я сопровождаю обилием иллюстраций. На этот раз будет только одна картинка.

 

Код Арнольда

   Но особенно удивлял и занимал дам сидевший в золоченой клетке попугай Акиба, который хрипло выкрикивал: «Bonjour, madame», или: «Как ваша светлость изволили почивать?», или: «Ma vie pour mon souverain!» [- Жизнь за моего повелителя! (фр.)]

Л.Фейхтвангер «Еврей Зюсс».

1

      Две недели назад попал я в гости к своим старинным друзьям Мише (aka kraeplin) и Наташе Копыловым. Они только что вернулись из Москвы, где были по грустному поводу. Мы, собственно, и приехали-то выразить сочувствие Наташе, но (прости, Наташка!) забыли об этом ровно через минуту, настолько радушной была встреча. Даже кошка, похожая по объему на снежную бабу, не дичилась и не шипела, несмотря на наше фамильярное поведение с ее новорожденными котятами. Пока Мишка показывал мне новые картины, даренные ему за время нашего отсутствия в их квартире , в том числе голубого ангела с котом (внимание l_u -вас копирует, а это уже что-то значит!), Наташка кидала на стол закуску, кофе, чай и другие напитки. Наконец, приготовления были закончены, попутно я получил в подарок очередного Хармса,частично мне незнакомого (что уже поразительно!), посуда была расставлена, в посуду было налито и началась беседа о московских впечатлениях, в которой самое непосредственное участие принял набежавший из того же Ашдода paintervic со стройной красавицей  по имени Дина.

    Впечатления о столице нашей пра-Родины были разноречивы, но наиболее мне запомнились рассказы о посещении японского ресторана под предводительством  erwinpeterhaas и торжественном приеме в психиатрической больнице, в которой Мишка...      
    Не пугайтесь! Я имел ввиду «...в которой Мишка проработал немало лет». Это у него так сложилось по жизни. Он-психиатр. А ничего не поделаешь: есть такая профессия-Родину  защищать, леча , мягко говоря, не очень здоровых людей. И он увлекательно рассказывал об этой больнице, показывая мне всякие журналы к ее 200-летию, в которых  портреты заслуженных врачей чередовались с портретами выдающихся пациентов. Мне и те и другие очень понравились одинаково вдумчивым и, в тоже время, скорбным выражением лиц. И вообще, идею издавать газету с портретами пациентов я нашел очень правильной. А то вот имеешь дело с человеком – и не знаешь, что он после электрошока по поводу развитой шизофрении. И тут могут быть всякие неожиданности.

 

    А если газету внимательно прочитаешь, то сразу становится ясно: вот инвалид 2-й группы Василий Макарович Рыбалко готовится к очередному принятию двойной дозы аминазина и тройной галоперидола и, следовательно, в очереди спорить с ним не надо, а лучше сразу уступить. А то он, Василий Макарович, запросто может плюнуть в лицо или обозвать вас нехорошим словом (например, «нацистом»)-и ничего ему за это не будет, а вам, наоборот, будет неприятно. Я бы перенял опыт знаменитой больницы и распространил бы его на все израильские СМИ. На мой взгляд, это бы очень оздоровило атмосферу в обществе и даже в ЖЖ.

       Но пока я рассматривал газету, слушал и восхищался живостью Мишкиных рассказов, взгляд мой случайно упал на разрисованную  чашку , из которой я машинально отхлебывал чай...

     Боже! Я не поверил своим глазам! Какое счастье, что любящая Наташка подала мне такую  вещь! И поплыли воспоминания...

2

      Году в 1997 мне на мобильный раздался звонок из Москвы:

    -Здравствуйте! Говорит секретарь Арнольда Сергеевича N. Он хочет пройти у Вас обследование. Когда он может с Вами встретиться?

    -Когда угодно. Я никуда не уезжаю. Жду.

    Через неделю напротив меня сидел пациент- подтянутый седоватый мужчина 50 с небольшим лет в отутюженном темном костюме, застегнутом на все пуговицы. На безымянном пальце правой руки блестело золотое кольцо, усыпанное крупными бриллиантами по всему периметру.

     Женат..-автоматически отметил я – за собой следит, спортзал или бассейн, но курит много, судя по цвету кожи. Физическое развитие среднее, осанка хорошая. Видимо, часто представительствует. Выражение лица не столько надменное, сколько застывшее. Депрессия? Что-то очень тревожит? ...

    - .....меня это не очень тревожит, доктор, но друзья посоветовали обратиться к Вам.

    Я рассмотрел внимательно пятнышко на ухе.

    - Это не страшно. Доброкачественная опухоль. Можно даже не удалять, она Вам неприятностей не причинит. Но если беспокоитесь-давайте уберем – и дело с концом.

    -А вот на спине не такая же?

    -Ну, ну,  покажите, разденьтесь пожалуйста..

    Он встал и снял пиджак. Мелькнула нашивка на внутреннем кармане «Falbe». Затем галстук, рубашка... Я уже стал присматриваться: «Van Laak». Он повернулся, а я незаметно приподнял кончик галстука – «Brioni».

    - Да нет, на спине это совсем ерунда. Небольшая липомка. Не трогайте её и она вас не тронет. (Интересно, а что за туфли у него?). Взгляд упал на запястье.

    – Дайте, я Вам проверю пульс..(- Часы «Omega». Нет, интересно, как называются его туфли? Я, кроме немецкой «Саламандры», ничего все-равно не знаю, но интересно....)

    - Вы, доктор, меня очень обрадовали. А то как-то уже пугаться начал. Я хотел бы с Вами поужинать....Принимаете предложение?

     - Ну что ж, с удовольствием! Не откажусь (Он становился мне все более и более интересен. Что за туфли у него ? Вот привязалось!).

3

    Через час мы сидели в ресторане тельавивской гостиницы «Дан-Панорама». Его жена, высокая блондинка в большущих очках представилась простецки Любой и стала рассказывать про то, какое говно эта гостиница по сравнению с другими: «Вот когда мы были в Турции...»

    Заказывать пришлось мне. Официанты русским не владели.

     - Какая у них граппа?

     -Ну, наверное, ...итальянская....

     -Доктор,-усмехнулся он,-граппа не бывает не итальянской. Неитальянской бывает текила. Попросите принести лист на английском...

     Официант уважительно оценил заказ и принес нам по стаканчику какой-то «особой» граппы. Я выпил. Чтоб она сильно отличалась от того самогона, который нам подавали в тосканской деревне? -так нет. Ну, и собственно, какая мне разница?  

    После нескольких доз беседа пошла живей. Они мне рассказывали про свою жизнь в Москве, я про израильские реалии.

    -Не курите? – Он вытащил пачку «Dunhill»

    -(Интересно, какая зажигалка –«Zippo»?) Нет, спасибо!

      Ошибся. На боку зажигалки внизу было написано «S.T.Dupont».

     -Извините,-я доверительно наклонился к нему,-  можно поинтересоваться. Вот, я гляжу-туфли у Вас занятные. Чьи это?

    -"Jeffery-West" Это –очень серьезная фирма. Я уже много лет покупаю только их обувь. – Он достал платок и протер что-то над левым глазом. На платке мелькнула надпись «Valentino Rossi». – Вещи должны говорить. Они должны представляться.  Везде это уже давно поняли. У меня в оффисе «дресс-код» соблюдается неукоснительно. Того, кто не до конца понимает наш язык, просто  увольняют. Немедленно!

     Я почувствоал себя плохо. Из кармана мятой рубашки торчала шариковая пластмассовая ручка с нелепой надписью «Assuta Hospital», сама рубашка с коротким рукавом была куплена шекелей за тридцать на распродаже, брюки были неопнятно где сшиты, а туфли...Несмотря на то, что всего неделю назад мой сын-аккуратист намазал их коричневым кремом, скрыв следы потертостей, они все-равно имели такой вид, словно попали под трактор. В довершение всего на руке у меня были часы из нержавейки, подаренные армейским командованием. Фирмы они были никакой, их украшала какая-то ободраная лисица-  символ Южного Военного Округа. Я спрятал руки под стол.

      Рассчитывался Арнольд Сергеевич чеком, подписанным авторучкой «Waterman» с золотым пером. Я ощущал себя ничтожеством!

      Вернулся я домой поздно и сильно под граппой. В дверях встречала встревоженная Эллка-она не спала, считая, что я проводил вечер в обществе какого-то опасного мафиози и уже готовилась ехать в гостиницу отбивать меня силой.

     -Элла! –сказал я заплетающим языком, -ты же темная женщина и ничего не понимаешь в дресс-коде. Я тттебя уволю немедленно.

     Она (о нравы!) подсунула кулак под самый мой нос и заявила: «Вот тебе твой дрек-код, понял?».

     С тех пор прошло много лет. Никакой связи с Арнольдом Сергеевичем у меня нет. Вот только один вопрос мне  все это время не давал покоя: «Вот интересно, а унитаз, в который он какает, он тоже с фирменной надписью, наверное? А иначе как же? Иначе ж коды нарушатся!».

 

 

    И вот две недели назад у Копыловых я пил чай из очень подходящей кружки..

    Арнольд Сергеевич был бы доволен!

 

 

 

   


 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments