?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous
i_drlis

Презентация книги "Мифы Яффо" в Хайфе
(ПЕРЕПОСТ ПРИВЕТСТВУЕТСЯ!)

Дорогие друзья! Меня все спрашивали и спрашивали про Хайфу: дескать, когда приедешь?
А я все отмалчивался и отмалчивался, хотя Хайфа для меня город совсем не чужой. Ведь именно с него и началась наша израильская жизнь ровно 28 лет тому назад. Вспоминаю, как мы были вынуждены экономить каждую агору и всюду ходили только пешком. Зато изучили каждый переулочек, каждый лаз в заборе, каждый проходной двор.
Уфф! Нахлынули воспоминания... В общем, очень рад буду увидеться.
Наконец-то, я могу и ответить определенно, когда: через неделю ровно.

25 января в 18:30
Хайфа, "Бейт Оле" (ул. Юд Ламед Перец 20), Малый зал.

Телефоны для справок: 04-9111405 (8:00-20:00 в будние дни)
050-5438776 Юрий Полторак

2 comments or Leave a comment
Дорогие друзья!
Напоминаю, что до презентации остались сутки. Не опоздайте на встречу!

09.01.2018 в 19:00 Иерусалим, Городская русская библиотека, ул. Агриппас 88, Шуканьон,
2-й эт.
Тел. 02-537-57-23 (Клара Эльберт)
Leave a comment
Слово о книге «Мифы Яффо. 25 прогулок по Старому городу»  уже было.

Продолжим слово о ее создателях.

Анатолий Баратынский (Иерусалим), художник.
Автор обложки книги.

Фото: Bella Grodinsky

    Дорогой Толя!

     Биографические сведения о художнике, если он, конечно, не крупный общественный деятель,  отличаются скупостью. Даже выдающиеся  наши современники (тот же В.Вейсберг, к примеру) удостаиваются не более двух абзацев в энциклопедии.  И, наверное, это правильно:  а что еще можно написать о человеке, который сам превосходно справляется с этой задачей? Вот, только язык у него другой, бессловесный.

      Твой язык мне близок, как близок он и моим друзьям. Вообще-то, мы с ними находимся в серьёзной компании - ведь,  тебя высоко оценили профессионалы самого высокого уровня. Свидетельство тому –огромное количество персональных выставок в престижных галереях мира, многочисленные призы международных фестивалей, премия им. Ю. Штерна, за вклад в культуру Израиля в области пластических искусств.  Твои полотна висят в музеях Израиля,США ,Словакии, Финляндии, Украины, России.  Среди последних особое место занимает  Государственный Художественный музей им. Нестерова в Уфе – городе, где мы с тобой родились.  А, как известно, добиться успеха на родине труднее всего. Пророки в своем отечестве... В общем, сам понимаешь.

      Признаюсь, факт нашего землячества не являлся решающим при обсуждении художника, которому суждено стать автором чуть ли не важнейшей части книги:  встречают-то её по обложке, а значит и просить надо того, кто сможет сделать нечто особенное. Уж и не знаю, как так получилось, но мы с Мишей Королем, не задумываясь закричали в один голос: «К Баратынскому!». Замысел ты понял с полуслова и буквально через день пригласил нас «на смотрины».

     Картина поразила: она явилась не только воплощением нашей идеи, но задышала и стала жить самостоятельно. Голова горгоны Медузы, увенчаная клубком гидр, центральная из которых вздыбилась,– аллюзия на урей - изображение богини-кобры Уаджит, крепившееся на короне египетских фараонов.  Ну, конечно же:  именно с египтян и началась, по большому счету,  история яффской крепости.

     Окаменевшая половина лица прекрасной девушки отправляет нас к главной идее книги: пониманию того, что в мертвом камне, если всмотреться в него пристально,  таится  живость и обаяние, связь с настоящим.
Голова обрамлена десятью «медальонами» с историческими образами и событиями, связанными с Яффо: Александр Яннай, фараон Тутмос Третий, Симон Хасмоней, султан Абдул-Хамид Второй, римский император Веспасиан, строительство Ноева ковчега, астролябия – один из важнейших инструментов исламского Востока, Александр Македонский, султан Бейбарс и Наполеон.

     Уже потом, когда мы стали обсуждать задачи производственные, то пришли к выводу сменить цвет картины на обложке:  ничего не поделаешь, у книжной графики свои законы. Но я хочу, чтобы читатели увидели эту работу во всей её красе – именно такой, какой она, подаренная тобой,  висит у меня на стене.

      Спасибо!

 
Leave a comment

Слово о книге «Мифы Яффо. 25 прогулок по Старому городу»  уже было.

Продолжим слово о ее создателях.

Дима Брикман (Гиватайм), фотохудожник, автор бестселлеров «Иерусалим не просто город» и «Фотография: увидеть увиденное»; создатель жанра «Фотопереводы», а, соответственно, и автор нашумевших фотопереводов  «Екклесиаст», «Молитва Иерусалима», «Тени Иерусалима», «Дао Дэ Цзын»; автор сетевых фотоальбомов «Глаза Армении», «Глаза Японии», «Борис Гребенщиков : фотувертюра к БГ-симфонии», «Портрет рук», «Зеркала Михаила Жванецкого», «Музыка-это то, что звучит между нотами»; автор и  ведущий радиопередач «Джаз-клуб по пятницам» и «Детские недетские вопросы» (последняя, как Кащей, оказалась бессмертной и трансформировалась  в телевизионное ток-шоу).

Фотограф и художественный редактор книги. По большому счету, главный соавтор.



   Дорогой Дима!

   Вот и наступил черед сказать прямо в лицо всё, что я о тебе думаю. Нет, всё, конечно, не получится: уж больно ты креативен и многообразен, охватить такое за один раз мне не под силам. Но что-то постараюсь выразить.

   Когда я только начал задумывать этот проект, затянувшийся впоследствии на годы, то, естественно, встал вопрос об иллюстрациях. Мой план был прост: написать книгу, а потом с фотографом обойти главные точки и запечатлеть их на память потомкам. Желающих прогуляться со мной по Яффо было предостаточно, фотоаппараты есть у всех, а каждый владелец камеры считает себя профессионалом.  И правильно - ты же сам этому учишь на своих мастер-классах.

   Но, вот,  даже и не знаю, как так получилось, что ты почти сразу же начал сопровождать меня повсюду, не позволяя даже и помыслить о том, что кто-то может с тобой конкурировать. В результате, вы с Реувеном Бреннером остались вдвоем, разделив  между собой сферы действий.

   Повторюсь, план у меня был четкий и ясный. Никакого экстрима, никаких приключений, ничего экстраординарного! Книга-путеводитель, состоящая из энного количества глав, скупо проиллюстрированная тем же количеством фотографий. Скажем, глава про Часовую башню? Вот фото башни. Глава про мечеть – вот и мечеть. Двадцать пять глав-двадцать пять фотографий.  Работы – совсем ничего.  Оставалось лишь так просчитать её, чтобы ходить по чистым улочкам, встречаясь время от времени с исключительно интеллигентными людьми...

   Но, как говорится, «гладко было на бумаге...». Про «овраги»-то  я знал, конечно, а если и забывал, то было, кому напомнить, но, одно дело – тихохонько ходить по ним самому,  другое – водить за собой спутника, тем более, такого бросающегося в глаза.

    Вот по этим-то  «рытвинам , ямам, буеракам и ложбинам» мы и натопали с тобой не одну сотню  километров.
      Господи, и чего только не было за эти годы! Прямо на наших глазах во время  рождественского карнавала  ударом в сердце убили лидера общины православных христиан Яффо Габи Кадиса. Его последняя фотография обошла тогда все мировые СМИ. Твоя фотография, между прочим.

    А незадолго до этого торжественно  освящали монастырь «Сурб Никогайос» после реконструкции. На празднике присутствовали иерархи из Иерусалима и ты их щелкал, бесцеремонно отодвинув «официального представителя прессы». Я опасался, и небезосновательно, что тебе просто накостыляют. Но как-то обошлось. Более того, именнно с тех пор у тебя возникла такая стойкая любовь к армянам, что даже сам Гевонд, по-моему,  смотрит на тебя в изумлении.

    А чего стоили бесконечные подъёмы на колокольни то францисканского монастыря, то православных церквей, то на минареты мечетей! Эти склизкие от голубиного помета лестницы, по которым не ступала нога нормального человека, наверное, лет десять... Так и твоя не ступала-как можно твердо встать на желеобразную массу, плывущую под тобой?  По-моему, мы подтягивались на руках. А каково рукой в дерьмо влезать? Нет, утверждать, что ты бессловесно и покорно поднимался на самую верхотуру, я не смогу. Слова были. Но привести их здесь я не посмею: все-таки, меня читают люди. Среди них встречаются и вполне приличные. 

   Кстати, о минаретах. Пожалуй, апофеозом твоего безрассудства, явилася фотосессия в мечети во время праздника Рамадан. Праздник-то праздником, но, как назло, именно в этот день началась операция «Нерушимая скала» в Газе и общее настроение «арабской улицы» не располагало к пасторальным беседам.  Меня об этом предупредили. Я отзвонился «компетентному лицу», которое заверило, что все договоренности в силе и  нас будут сопровождать. Очень не хотелось откладывать встречу, о которой договоривался заранее за несколько недель, но я осознавал, что подвергать тебя даже самому ничтожному риску, никакого права не имею. Поэтому позвонил, чтобы дать «отбой», но, к своему удивлению,  услышал, что ты уже находишься у ворот мечети.

    А встретили нас тогда радушно. Показали, рассказали, объяснили. Помню, как ты ходил и нацеливал огромный объектив на  бородачей  за молитвой, за трапезой, повсюду. Я тебя от них оттаскивал: не нужно лишний раз раздражать людей. Да и для книги важней иллюстрации стен, интерьера, уникальной старинной эпиграфики, наконец. Начался ракетный обстрел, в Тель-Авиве завыли сирены... Но ты, как будто,  оглох: снимал и снимал, ворча, как всегда, что я тебя заставляю фотографировать «какие-то камушки» вместо лиц.

    Вот это твое ворчание неизменно сопровождало меня на всех этапах работы над книгой: и во время бесконечных фотосессий, и во время обработки фотографий (ой, что было, когда я посылал прекрасный, как мне казалось, снимок в журнал без твоей!  личной!  обработки! Можно подумать, конец света наступил).  А потом, когда ты взвалил на себя тяжелейшую  ношу и круглосуточно пялился в компьютер, подготавливая более двухсот иллюстраций к печати, ты и тогда продолжал канючить: «Ну зачем тебе эта церковь? Давай лучше сюда портрет монаха поставим...». И так две сотни раз! Пока я как-то не заорал благим (не благим тоже) матом: «Ну что за мука, ъъъъъъъ, работать с тобой!!!».

  На что ты, не отрывая глаз от экрана, задумчиво сказал: «Нее, работать со мной – счастье!».

  И это сущая правда! Тот редкий случай, когда я безоговорочно соглашаюсь с тобой.

  Большое Спасибо!

PS: И чтобы хоть как-то отмстить тебе, помещаю здесь твой портрет на фоне какой-то очередной яффской помойки. Фотография моей собственной работы (ой, что будет!),  без всякой обработки, но зато самая любимая.


Leave a comment
Слово о книге «Мифы Яффо. 25 прогулок по Старому городу»  уже было.
Продолжим слово о ее создателях.

Дмитрий Кимельфельд (Иерусалим), культуролог, экскурсовод, поэт, литератор, эрудит, человек театра, Человек-Театр.
Сомыслитель, сопереживатель, соучастник всего происходящего с книгой - от первой идеи о ней  до выхода тиража из типографии и далее, и затем, и постоянно...




       Дорогой Дима! Скажи мне на милость, как писать о тебе - человеке, которого знаю почти всю жизнь, но при этом не перестаю удивляться?

       Наплывают воспоминания: как мы с тобой познакомились в 1979 году.
       Сначала заочно - через песни, которые распевались  на всем пространстве империи, казавшейся нам вечной. И что, казалось бы, ей, такой великой и могучей, до какого-то, там, комдива времен гражданской войны?  А, вот, поди ж ты, за анекдоты про него когда-то срок давали. Наши времена помягче были, но тоже иной раз доставалось «за глумление». И смех и грех!
       Однако не до смеха мне стало, когда временно проживавший в нашем городе Яша К., которому я организовал концерт в мединституте, в нетрезвости запел монолог Анки-пулеметчицы с рефреном «Здоровый был мужик Василь Иваныч,/ А главное-то — все соображал…».
        Заключал песню куплет «Меня намедни в пионерки брали,/ На митинге присутствовал народ… /Такие морды были у ентим зале, — /Что я жалела: где мой пулемет!».
        На этом концерт закончился под бурные аплодисменты полутысячи человек.

         А «народ» в зале таки присутствовал: я же собственной рукой  вносил его в список приглашенных под названием «Гости от обкома ВЛКСМ». Эвфемизм был такой. Народ сидел в первом ряду – пара спортивных парней с каменными подбородками, и его общее выражение лица уже сулило мне, если не «труд и горе», то уж наверняка  неприятности при грядущем распределении на работу.
       И как пришла в голову счастливая идея отобрать на ночь,под честное слово, бобины у четырех студентов,  записывавших концерт на магнитофоны?! Наутро я им честно вернул взятое со стертой последней песней. Но одному не успел, договорились с ним встретиться на кафедре топографической анатомии.
       Днем меня срочно вызвали в профком. Там был и некто  из «гостей».
-А чего он, этот артист твой, вчера такое пел? – Да ничего особенного. Свои песни, Окуджавы, харьковского автора Дикштейна, киевского Кимельфельда «про грипп» спел...
-«Во-во-во, у этого Киммерферда там что-то такое, не очень наше»-оживился гость.
-Да не было ничего «не нашего». У меня, вон, и кассета с собою. Хотите, послушайте.

       Они прослушали заключительную песню концерта, тот самый «Грипп», и в недоумении переглянулись. Затем председатель профкома, мой приятель (ему тоже ничего приятного не светило в этой истории) расцвел в улыбке и хлопнул спортсмена по плечу: «Ты понял, я ж тебе говорил «не может быть!».

      Дима, дорогой, мне эта его улыбка стоила  четырех бутылок водки, которые я выкатил со своей стипендии.  Впрочем, я ни о чем  не жалею - ведь, по сути, именно с них и началось наше с тобой  знакомство, через пару-тройку  лет ставшее очным, тут же  переросшим в близкую дружбу.

      Конечно, могу я рассказать про тебя сотню баек. Но из связанных с книгой, мне, пожалуй, дороже всего одна. Очень простенькая.
     Лет восемь тому назад, когда еще только зашла о ней речь, мы решили просчитать на местности весь маршрут. Книга уже собиралась в голове.  Я, закинув голову, в азарте перечисляю тебе даты, факты, исторические анекдоты: часовая башня, кишла, мечеть, старая сарайя...
      А ты озираешься, что-то ищешь. Наконец, воспользовавшись краткой паузой, спрашиваешь про ... общественный туалет.
-Тебе приспичило? Мы же только из кафе.
-Нет, просто после долгой тряски в автобусе туристам прежде всего нужна «комната отдыха».

       Много, очень много было разного. Но всегда, и в прошлой нашей жизни в Советском Союзе, и уже более четверти века в нынешней  -  круглосуточное желание прийти на помощь, готовность к участию во всех делах, поразительное сочетание глубины суждений с легкостью в общении.  И, пожалуй, самое главное: тебе ничего не надо объяснять. И вовсе не потому, что «А если что-то надо объяснять, /То ничего не надо объяснять».
       А потому, что все понимаешь.


        Спасибо!



 
Leave a comment


Слово о книге «Мифы Яффо. 25 прогулок по Старому городу»  уже было.

Продолжим слово о ее создателях.

Митя Фрумин (Иерусалим), mitiaf дважды доктор наук, историк, метеоролог, географ, краевед, картограф, путешественник, экскурсовод, лектор, поэт-бард, эрудит.

Составитель  карт в книге.


Дорогой Митя!

Из огромной массы наших встреч мне более всего запомнилась первая - лет пятнадцать тому назад, когда я присоединился к походу, организованному Мишкой  Королем m_k в рамках его семинара в институте Шехтера  - то ли в Вади Кельт, то ли еще куда, уже и не припомню. Прогулка по руслу ручья сопровождалась преодолением естественных преград  - валунов внушительных размеров. Я шел за тобой. Мы подошли к осколку скалы полутораметровой высоты. Ты остановился и, отодвинувшись  на пол- шага, подставил мне свое колено. Несмотря на вполне нормальную физическую форму, я наступил на тебя и легко вспорхнул на площадку.  А ты так и продолжал стоять, коленопреклоненный, пока все, шедшие за нами,  не поднялись по живой «ступеньке».

Думается, друг мой, ничто другое тебя не охарактеризует полнее этого: желание подставить плечо/колено в нужную минуту, не ожидая моментальной благодарности.

Потом мне не раз приходилась убеждаться в глубине и обширности твоих познаний, которыми ты щедро делишься со всеми, проявляющими интерес, в твоей интеллигентности (в хорошем смысле этого слова), в твоем легком чувстве юмора. Общение с тобой всегда оставляет приятное «послевкусие».  Много, много в тебе всего, а, все-таки, то колено – оно выше всего.

Написав книгу, я попросил тебя подумать над картой. Точнее,  даже не попросил, а, зная про твою невероятную занятость, слегка намекнул. Реакция была моментальной. В результате родилось 9 замечательных цветных карт, которыми можно только гордиться. До сегодняшнего дня более подробного плана Старого Яффо не было даже у полицейских. Они попросили для себя их копию на иврите.

Вот так лихо мы с тобой «сыграли в картишки». 

И ещё: с тобой невероятно легко работать. Сколько раз я перезванивал: «Митя, переделай это, переделай то...».  И хоть бы раз проскочило недовольство или какая-то раздраженная вибрация в голосе! Всё одно лишь тёплое «колено», подставленное с доброжелательной, чуть ироничной,  улыбкой.

Спасибо!




Leave a comment

Дорогие друзья!

Презентация, прошедшая 14 ноября в книжном магазине «Бабель», выявила серьёзный недочёт: желающих попасть внутрь зала оказалось намного больше возможностей принять. Это произошло, отчасти, по моей вине, поскольку я уговорил хозяина магазина не взимать плату за вход, чтобы и малоимущие люди могли прийти. Прошу прощения у всех, кто оказался «за бортом» и постараюсь впредь избегать подобных ситуаций. Во всяком случае, когда это будет хоть как-то от меня зависеть.

Именно поэтому мы с организаторами следующей презентации пришли к следующему выводу: невозможно обойтись без предварительной записи. Напоминаю, что она будет в Яффо в музее Иланы Гур.

Записываться можно по телефону 054-5389087 (Александра), 03-6837676 (музей)
Звонить только с воскресенья по четверг с 10:00 до 17:00
Информация о презентации ниже по ссылке.

До встречи!

https://www.facebook.com/events/123100031692107/

2 comments or Leave a comment
До презентации осталось менее двух дней.
Вся информация здесь:

https://www.facebook.com/events/1461401140634597/
Leave a comment

Дорогие друзья!

Поскольку вопрос о презентациях все чаще и чаще поднимается в нашей переписке, выставля. объявление о презентациях на ноябрь-декабрь.
Книгу можно приобрести по цене издательства (130 шек) до начала презентации или в перерыве.

9.11 в 20.00 - Петах-Тиква, в доме-музее Авраама Шапиро, ул. Герцель, 20 (организатор Наира Зарифьян тел. 052-4040899)

14.11 в 19:30-Тель-Авив , кн. магазин "Бабель", ул. Иона ха-Нави, 46, (тел. 058-798-0909)

30.11 в 19.00 -Яффо, музей Иланы Гур, ул. Мазаль Дагим, 4 (тел. 03-6837676)

10.12 - Ашдод (организатор Алекс Вальдман, тел. 050-5473557)

22.12 в 18.00 - Тель-Авив, Клуб "Дон Кихот (организатор Аркадий Бурштейн, обращаться по почте abursh@gmail.com)

Кроме презентаций, книгу можно приобрести в Иерусалиме и Ашдоде.
В Иерусалиме:
Студия Клик. Телефон Саши Каплуновского - 050-2386248
http://clickbook.co.il/order.php


У Димы Кимельфельда, с которым можно договоритьсяо встрече Dmitri Kimelfeld (052-2202494)

Жителям Ашдода - к Нине Голод Nina Golod (тел. 054-4860204)


В центре страны - у меня оставьте свой телефон в личном сообщении, я вам перезвоню).

2 comments or Leave a comment



Слово о книге «Мифы Яффо. 25 прогулок по Старому городу»  уже было.

Продолжим слово о ее создателях.

Михаил Король (Анатот, Израиль), m_k культуролог, литератор, краевед,  экскурсовод, автор книг, среди которых поэтические сборники,  путеводители по Иерусалиму, Энициклопедия библейских животных и еще много всякого такого разного...

Консультант издания книги с первых моих мыслей о ней  и до выхода из типографии.


Дорогой Мишка!

С одной стороны, уже пора... пора  бы называться по отчеству или, хотя бы, «господин профессор». Я хорошо помню, как тебя, тогда всего лишь слушателя  курса  гидов, именно так окликнул охранник археологического объекта.
Конечно! Слушатель, не слушатель, а  ты уже несколько лет вел свой собственный семинар в институте Шехтера.

С другой, как-то не идет солидность тебе, иерусалимскому фрику, умудряющемуся даже в простой беседе замутить нечто такое, отчего у нормального человека глаза на лоб вылезают.  Ну, спрашивается, проведи типовую экскурсию по столице нашей Родины, отбарабань давно заученные фразы, положи зеленые бумажки в кошелек – и свободен! Зачем рисовать клиенту цветные миры от Угарита до петровских времен?! Ан нет! Без этого тебе не интересно. Результат налицо: слушатель сходит с ума и требует в библиотеке всеми забытое «Сказание о Гильгамеше». В лучшем случае! Про худшие и совсем ужасные я боюсь даже упоминать, чтобы не расстраивать читателя, который вкусит, но не насытится.

А сколько профессиональных гидов высочайшего уровня вышло из твоего семинара, подобно столпам  русской словесности, вышедшим  из гоголевской «Шинели»! Сумасшествие оказалось не только инфекционным, но и исключительно вирулентным. Да чего уж там греха таить, ведь и я тоже пал его жертвой, заражаясь после каждой нашей встречи той яростной энергией, которую ты выплескиваешь в окружающее пространство глоткой, заикающейся от пулеметной  речи.
Уж не знаю, чему там тебя учили на «отделении олигофренопедагогики Факультета дефектологии Ленинградского Педагогического института имени Герцена» , но этот самый Герцен, по-видимому,  разбудил (о, он известный побудчик!) какие-то тайные способности связывать самые невероятные сведения в один роскошный ансамбль, который ты и обрушиваешь на голову слушателя, замирающего от ужаса и восторга.

И это неуемное желание помогать всем, кто, так или иначе, находится в поле твоего зрения! Все годы моей работы над книгой ты зримо и незримо присутствовал, обсуждал, советовал, спрашивал, помогал словом и делом. При том, что сам был занят по уши не только текущей работой, но и «вынашиванием» своей собственной книги «Энциклопедия библейских животных».

Знаешь что, давай-ка, я о ней и скажу нашим с тобой друзьям - читателям. Собственно, это нетрудно, ведь предисловие написано и напечатано.

А тебе спасибо, дорогой!

Миры и миражи

(Предисловие к книге Михаила Короля «Энциклопедия бибоейских животных», Студия Клик, Иерусалим, 2017)

     В первой главе Библии, Брейшит, находится один  из самых поразительных, на мой взгляд,   эпизодов в истории человечества:  Саваоф,  не удовлетворившись законченностью своего Творения , привлекает Адама к сотрудничеству и возлагает  на него ответственную задачу по формированию основ ономасиологии – науки об именах.  Было  это так:  Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым;(Брейшит;2;19-20).

     Большинство комментаторов  утверждают, что в вышеописанном процессе Адам постигал  не только сущность, но и предназначение животного, каковые и постарался выразить соответствующим сочетанием букв. Так, согласно Писанию, произошло событие, ставшее ключевым в развитии цивилизации, поскольку с него началось изучение окружающей среды.  Именно здесь пролегла  та довольно ощутимая грань между миром, созданным Творцом  - природой (Deus sive natura, по Спинозе),  и миром, созданным человеком - культурой.

    Почему же эта грань так явно «ощутима», и превратилась, чуть ли, не в разделительную стену? Наверное,  потому,  что, не удовлетворившись высокой значимостью источника слова, наши праотцы увлеклись суетным процессом  номинации - выделением  признака, напрочь замещающим предмет исследования, его суть. Тут то  и произошло превращение первоначально дикой и жестокой  еврейской «зверюги» бегемота  в смиренную  греческую «речную лошадь» гиппопотама.Точно также, стараниями многочисленных переводчиков,  корабль пустыни гамаль -гордый символ одноименных американских сигарет, постепенно трансформировался в русского верблюда, находящегося в сомнительном этимологичском  родстве с готским слоном.  Не лучшая судьба была уготована и остальным представителям фауны.

    Мало того, по мере «взросления»,  человек  все чаще и чаще наделяет животный мир своими собственными , антропоморфными  чертами, дерзко соперничая с Создателем.  Откуда вдруг взялась «правда» о хитрости лисы, глупости осла и добродушности медведя?  Где начало легенды о самопожерственности пеликана -  международного  символа донорства?  Кто придумал  миф о миролюбивом характере голубей?  Все они точно такой же плод авторского вымысла, как и повествование о бескорыстном друге пионеров  Гене - крокодиле, играющим на гармошке.

   А далее, какими-то совершенно неведомыми путями, вымыслы  не только закрепились в сознании, но и стали элементами культа.  И лебедь уже улетел совсем далеко от своего родоначальника по имени «барбур».  Он - то Царевна в русской сказке, то греческий Зевс, совокупляющийся с Ледой, то герой древнегерманского эпоса рыцарь Лоэнгрин, то андерсеновский принц , а то и вообще символ Девы Марии. 

    Аналогичная метаморфоза постигла серого  и зубастого  «зеева», который   в царстве фараонов стал Упуатом, богом- покровителем умерших, на Аппенинском полуострове вскормил основателей Рима, в русской мифологии обеспечил Ивану-царевичу счастье семейное, а в сказаниях о Франциске Ассизском настолько впечатлился личностью проповедника, что превратился в его кроткого  ученика, хотя до этого «пожирал не только животных, но даже и людей, так что все горожане пребывали в великом страхе».

      Однако как хорошо известно, процесс сакрализации (или демонизации)  реальных существ, будь то люди или животные, требует фантазии, остановить которую невозможно. Она уносит авторов бурным потоком, разбивая остатки объективности об острые скалы запросов времени.  И, вот, появляются стаи новых, совсем удивительных,  представителей фауны: василиски, фениксы, единороги, левкрокоты, кинокефалы и онокентавры. Они сходят со страниц многочисленных «Бестиариев» в нашу жизнь и прочно заполняют ее пространство от песен миннезингеров до фильмов о Гарри Поттере. Мир, созданный человеком, победил природу?

      Далеко не так! Первородство напомнило о своих правах и библейские животные вновь оказались в центре внимания. Задача, вставшая перед иерусалимским писателем Михаилом Королем, потребовала от него немалых знаний культуролога и большого опыта краеведа. Ему предстояло решительно отделить биологию от мифов, оставив любознательному читателю возможность детально познакомиться не только с рыбой, как таковой, но и пройти извилистым и необычайно увлекательным путем от угаритского Баала, сына Дагона,  до завоевателя Ханаана, Иисуса Навина, а далее от кита, заглотившего простодушного Иону,  до  Иисуса Христа. С этой задачей автор справился, не более и не менее, как сто семнадцать раз. Результатом явилась та самая книга, которую он не без некоторой гордости назвал «Энциклопедией библейских животных» и которая, несомненно украсит книжную полку как поклонника естествознания, так и любителя художественной литературы.

Доктор Илья Лиснянский

Август 2017г.

Leave a comment