?

Log in

entries friends calendar profile Previous Previous
i_drlis
«Я вижу строгое лицо,
Я слышу правильные речи».

Лишь ленивый не высказался по этому поводу, а я упорно молчал. За годы службы военным врачом мне приходилось видеть нечто подобное и я пытался соотнести свой опыт с нынешнем положеним дел. До оглашения вердикта высказываться было рано. После оглашения приговора уже будет неприлично. После драки, как известно, «и рахит - шварцнеггер».

Ситуация с «хевронским стрелком» вскрыла такое количество проблем, что израильское общество стало судорожно искать опору, на которую можно было бы встать без риска опрокинуться  в пропать нигилизма и анархии. Такая опора была найдена: безусловное торжество Закона. Несмотря на то, что солдат Азарья - «наш мальчик», мать Фемида бесстрастно его осудила на основании видеодокументации и показаний командиров. Dura   lex, sed   lex – суров закон, но закон.

Казалось бы радоваться, что живем в правовом государстве, но грызет червячок сомнения. И не один. Червячки множатся,  раздуваются до размеров гигантских дирижаблей и взрываются, осыпая  острыми, ранящими  вопросами.
Да и вопросы  всё не частного порядка, типа, «был ли убитый мертв или жив в момент выстрела?», «представлял ли реальную опасность?», «кто этот солдат  – боец или медик?», «почему военная верхушка поспешно осудила Азарью еще до начала расследования?»  ...

Нет. Вопросы общие, без ответа на которых ни я, ни кто другой так и не не сможем прийти к каким-либо выводам.

Вопрос первый: действуют ли законы мирного времени на войне?
Представьте себе на городской улице молодого человека, палящего из автомата по незнакомым людям и получающего за это от государства медали и ордена.  Абсурд!  Нет, обычная картина  на поле боя. И если этот бой ведется на улице Петах Тиквы, то, значит, она и является ареной войны.
Какой войны?

Вот и второй вопрос: а мы, наше общество, вообще-то,  в состояние мира или войны?
Вроде, как мира. У нас же нет всеобщей мобилизации. Нет комендантского часа. Есть с  «противником» общие экономические проблемы, мы ведем с ним обсуждение политических вопросов. С другой стороны – вроде, как войны. Войны обыкновенной, со всеми ее катастрофическими признаками. Назовите ее интифадой, назовите иначе-суть не меняется. На протяжении нескольких десятков лет евреев регулярно убивают на улицах Израиля: взрывают, стреляют, режут, рубят, давят машинами. И евреи тоже убивают.  Политическая идея Троцкого «ни мира, ни войны» решительно восторжествовала  в отдельно взятом государстве. Жаль, что в нашем. Впрочем, без ущерба для смысла, можно и так переиначить: и мир и война.
Но, если это война, то войны без солдат не бывает.
Каких солдат?

Вот и третий вопрос: в чем отличие солдата от террориста?
Солдат – человек подневольный. В 18 лет его призывают, от маминой сиськи отрывают,невкусной тушонкой  кормят, рано утром будят, гоняют по плацу до одурения, ствол в руки дают и на передовую гонят. Там в него стреляют и он стреляет в кого-то. Ранили солдата-в лазарет его, убили-матери похоронка. А в плен попал-так чего судить, как преступника? Сами такие же. Посадят в лагерь дожидаться окончания войны. На сей счет имеется Женевская конвенция.
Не то – террорист! Он по своей воле оружие в руки взял. По своей же воле пришел на городскую улицу, его туда злой сержант не гнал. И не воды с сиропом попить - пришел убивать нас. Того самого солдата, чьего-то сына. Не солдата-так женщину. Не женщину-так ребенка. Террорист пленным бывает лишь в одном случае – когда добирается  до полиции и заявляет: «Вот он я, пришел добровольно сдать  пояс шахида, ножи-пистолеты, явки, пароли и адреса». А в остальных случаях какой же он пленный? Он вне закона, на него конвенция не распространяется. У него один путь и он его избрал сам.
Или не сам? Может,  израильское государство выберет ему путь иной?

Да, вот, и четвертый вопрос: почему государство до сих пор решительно добивалось уничтожения террористов, а в случае с солдатом вдруг отшатнулось?
В самом деле, непримиримая борьба с террором –излюбленный конек наших политиков. Вспомним многочисленные акции возмездия: деятельность «Подразделения 101», вылазки «Сайерет маткаль» за границу. Вспомним и легендарные операции «Весну молодости»  и «Гнев Божий», продемонстрировавшие всему миру, что слова Голды Меир «Израиль приложит все силы и способности, которыми наделен наш народ, чтобы настичь террористов, где бы они ни находились» не расходятся с делами.
Вот в Газе от шейха Ясина осталась лишь инвалидная коляска (израильская авиаразведка сработала филигранно), а совсем недавно в Дамаске нашел свою смерть омерзительный  Самир Кунтар (кто нанес по нему точечный ракетный удар,правда, официально неизвестно, но.. ).  И Фатхи Шакаки на Мальте, и Халед Машаль в Иордании (с ним промахнулись, жив остался) – список можно продолжать и продолжать.
Так чего ж тратиться на дорогостоящие поездки, рисковать жизнями? Вот он, террорист, перед нами. Точно такой же. Что останавливает? Закон?

Закон.

В одном случае приказ о ликвидации был, в другом нет.

Вот и пятый вопрос: за что нам судить солдата: за «нарушение дисциплины»  или за «убийство»?

Вопросов много, есть и еще. Но все решить не успеем. Времени до приговора осталось чуть-чуть. А там и обсуждать уже будет нечего.
31 comments or Leave a comment
О первых ледях и внесемейных отношениях.

Возвращаясь к теме политических дискуссий в нашей семье, скажу честно, что я в них не участвую. Тем более, я не участвую в них "вне семьи". Мне скучно, мне абсолютно неинтересно слушать разглагольствования людей, не имеющих ни малейшего представления о закулисных хитросплетениях и сложных финансовых комбинациях, называемых большой политикой. Главное, если бы кто от этой болтовни становился богаче, умнее, добрее, наконец! Так нет! Наорутся, разосрутся, ладно, рожи друг другу не начистят!
Какая радость от этого? Не понимаю!

Маму мою такой подход удручает. Ей хочется пообсуждать наболевшее, а я никак! Ну, просто, ни в какую. Но она опытный боец и с ней такие номера не проходят. Главное, она считает, говорить с собеседником на понятном ему языке и на интересующую его тему. Эдакий у нас домашний Карнеги.


-Сынок, вот Трамп победил, но жена у него - ужас!
-Мама, ну какой же ужас? Классная баба, шикарно выглядит.
-Воот! Сиськи всем напоказ и шикарно выглядит. Шлюха!
-Мама, прекрати обзываться. Она нормальная баба и нормально смотрится.
-*ехидным голосом* И у Саркози эта карла тоже такая же. Так ему и надо. Все они антисемиты.

-Мамма! Тебя арестуют и посадят в каталажку. За злоязычие.
-И пусть. Я и оттуда буду правду выкрикивать. Пусть знают.

-Ну, хорошо, что тебе жена Брежнева больше по душе была?
-Нууу, не знаю. Ее не показывали. А вот Голда Меир очень достойная женщина. Я ее фотографию недавно видела, где она на кухне.Сразу видно-всё в семью! Такой женщине и государство доверить можно.

Tags: ,

5 comments or Leave a comment
Персей-герой античного мифа, сын Данаи и Зевса, спасший Андромеду от Кето. На самом деле, чудовище было, всего лишь,  домашним животным, посланным «на разборки» морским царем Посейдоном. Но и Посейдон действовал не по своей воле. Его жена, нереида Амфитрита, не стерпела дерзких разговоров Андромеды и ее матери  Кассиопеи.  Обсуждая «прекрасноэ», они пришли к выводу, что значительно  красивее нереид. Сидели так, болтали у открытого окна, а какой-то злоумышленник  проходил мимо, подслушал , донес...
И пролилась кровь.
Камо грядеши? (Вариации на тему Персея)

В. Кабакову

К чему прощанья , к чему прощенья,
Когда все просто:
Пошел-споткнулся, упал-поднялся...
Ведь жизнь научит
Скользить по краю, парить над бездной. Залетным гостем
Ты в этом мире:
Момент зачатья-нелепый случай.

А если лепый, и все иное?
И ты напрасно
Летишь беспечно, сметая знаки остереженья?
Не то, что дело – Тогда и слово
Небезопасно:
Вдруг срикошетит ударом сердца
В пылу сраженья.

Но бьешься дальше ты "за чего-то",
Незримый воин.
Руками машешь, все заливая потоком красным.
«Куда идешь ты?»
«Бороться с кривдой. Летим со мною!»
В ответ-молчанье,
Что, как известно – знак несогласья.

28.10.2016
Leave a comment
Стеклянный потолок
(О книге Аркадия Горенштейна "Глядя в прошлое")

Стеклянный потолок — феминистский термин, введенный в начале 1980-х годов для описания невидимого и формально никак не обозначенного барьера ("потолка" в карьере), ограничивающего продвижение женщин по служебной лестнице по причинам, не связанным с их профессиональными качествами. Впоследствии термин был расширен и на другие социальные группы и меньшинства (национальные меньшинства, сексуальные меньшинства и др.).

(Википедия)

Я всегда подозревал подвох в этом термине. Его лукавость бросалась в глаза, равно как и   дискуссии о мнимом неравенстве в Израиле, о расизме, о сексизме... Впрочем, у профессиональных манипуляторов есть еще немало всяких других припрятанных и меченых карт в рукаве.

А, оказывается, если манипуляциям  не поддаваться, эти рукава закатать и начать работать  -   просто работать, по своей специальности ли, по другой, как тут же призраки и исчезают. И жуткий медведь в прихожей оказывается всего лишь старой шубой. Любимый пример психиатров, на котором они объясняют студентам, что такое иллюзия.

Когда в начале 1990 года мы с друзьями начали свой путь в израильской медицине, сколько было разговоров о «стеклянных потолках»!  А сколько их было у тех, кто приехал на двадцать лет раньше, в 70-х ! Вспоминаю встречу с одним из этих «старожилов»-того, кто громче всех кричал и рассказывал о своих общественных достижениях, так и не доказав себя на профессиональном поприще. Он призывал выходить на улицы и переворачивать машины в знак протеста против экзаменов для репатриантов на получение врачебной лицензии.

Я тогда на секунду представил себе толпу докторов, бегающих от машины к машине ... «Нет, я пойду другим путем!» и сел за учебники.

Передо мной книга профессора А.Горенштейна, приехавшего в Израиль в 1978 году. Детский хирург из Ленинграда, он оказался в стране,в которой еще не было такой специализации. Дети тогда оперировались в отделениях общей хирургии. Доказывать свою «правду» было некогда, надо было работать, поднимать семью. Работал и поднимал. И сам поднялся до профессиональных высот, став одним из самых авторитетных специалистов. Занял должность заведующего отделением детской хирургии  в больнице «Вольфсон» (сам же его и организовал). И, судя по написанному тексту, никогда не задумывался о потолках.
Я с ним лично знаком не был, но много слышал. Медицинские круги также полны сплетнями, как и любые другие. Но все, кто говорил, отзывались о нем с уважением.


Книгу дал мне ближайший друг, увы, уже покойного А.Горенштейна, мой товарищ профессор А.Зисельсон. Саша просил меня поделиться с ним своими впечатлениями. А я делюсь не только с ним, но и со всеми. Книгу прочитал с большим интересом. И, после ее прочтения, лишний раз убедился в том, что «стеклянные потолки» находятся внутри нас самих. Такая же иллюзия, как старая шуба, принимаемая за медведя.


16 comments or Leave a comment

Дай Бог,  чтобы больше никогда не было!


      Давным-давно, получив из рук Лены Тамаркиной-Мардер книгу ее отца, я обещал отозваться. Книга лежала на столе и огорчала невыполненностью обещания. Наконец я ее прочитал.



      Воспоминания Вячеслава Тамаркина о войне. О судьбе двенадцатилетнего мальчика Цали, оставшегося сиротой. Об отчаянии ребенка, беззащитного перед злом, окружавшем его со всех сторон. Немцы, соседи, просто «доброжелатели», угадывавшие в нем еврея – все они представляли не просто опасность, они несли смерть.  Чтобы уцелеть, ему приходилось укрываться от чужих глаз. Но некуда было укрыться от холода, от голода.

       «Я размышлял, как быть дальше, но, не найдя выхода из создавшегося положения, решил дождаться рассвета, выбраться из норы, отмотать веревки от лаптей, связать концы. Один – закрепить за балку, второй, с петлей, накинуть на шею. Оттолкнуться ногами...».

       Это мысли ребенка. Читаешь – мороз по коже.
***

      Я был там три года тому назад. Моя семья из Белоруссии, из Витебской области. Частично – из тех самых Ляд, про которые пишет автор книги. Когда-то - большое местечко. Родина хасидизма. Мы с родственниками нашли памятник Алтер Ребе, установленный израильтянами.

-Кто это? - спросила меня девочка, помогавшая матери копать в огороде по соседству.
-У тебя интернет есть?
Она кивнула.
-Ну, вот, посмотри, поинтересуйся. Здесь у вас жил великий человек.
Она что-то сказала маме и заскочила в дом. Включать компьютер.

     А я прошел чуть дальше  по проселочной дороге. Углубившись в кусты всего на пару метров, наткнулся на камни, лежавшие в беспорядке. Их было не больше пяти. И на каждом надписи на иврите. Еврейское кладбище. Про него все забыли. Его больше нет.
    И евреев в Лядах тоже больше нет. Три четверти века тому назад их вывели за околицу и всех расстреляли в овраге. От мала до велика.

     Об этом книга В.Тамаркина.

    А еще о партизанах. Об их самоотверженности, воспетой в стихах политрука конной разведки,  редактора партизанской газеты «Смерть врагам!». В. Тамаркин отзывается об этом человеке с огромным уважением. Звали его Марк Давыдович Липович.
«После войны работал корреспондентом газеты в городе Омске. В годы борьбы с «безродными космополитами» Марк стал публиковаться под псевдонимом Максимов. Перебрался в Москву. Стал известным поэтом, писателем, драматургом. Но для меня он остался партизанским поэтом...».

     А я все думаю, как оказались люди между жерновами всего лишь за «неправильную» национальность. С одной стороны - фашисты, сгоняющие в овраг за околицей, с другой - свои же соседи, сдающие их этим фашистам на смерть ( а то и сами прекрасно справлявшиеся с поставленной задачей), с третьей – государство. Та, воспеваемая ими Родина, что принуждала  их же укрываться от нее под чужими именами.  Да не в прятки-игрушки играла. Чуть зазеваешься - и на мушке у стрелка МГБ в подвале. Или за проволокой на Колыме.За примерами далеко ходить не надо.
     Потом, глядишь, памятник поставят. Скажут: «Аяяй! Натурально, были изверги! Фашисты,полицаи, сталинисты....». Но ни вдовам, ни сиротам эти слова  уже не помогут никак.  Да и памятники, между нами говоря, не очень помогают. Вот, в Лядах поставили  у оврага, на месте массового убийства евреев – а ходить туда некому. Разве что, приезжим, вроде нас. Чтобы еще раз задуматься над тем, что хорошо жить в своей стране со своей армией.

    Чтобы повторять за выросшим Цалей Тамаркиным: «Это было не во сне» и добавлять: «Дай Бог,  чтобы больше никогда не было!».

И еще один памятник. В Витебске. В этом месте погибла большая часть моих родственников. Прабабушка, семья дяди... У нашей семьи много таких памятников в этих краях.
4 comments or Leave a comment
Фане Лев посвящается

        Уж, не знаю, где у нас протекают реки молочные с кисельными берегами, но израильские помойки - мой неиссякаемый источник удовольствия с первого дня на Родине. Вру! Со второго. Именно тогда, карабкаясь с хайфского рынка на Верхний Адар, я чуть не наступил на неприметный томик. Ю.М.Лотман.  «Роман А.С. Пушкина. Комментарий».

        Лотман??? На улице???

        Я сразу понял, что приехал туда, куда нужно.  И, как в знаменитом анекдоте, тут-то мне карта и поперла!

        То Британская энциклопедия, то томище толстенный с жизнеописанием и смертеописанием царя Ирода Великого (еле поднял), то «Искусство раннего ислама», то англо-ивритский словарь автомобильных терминов...

       Позавчера дошел до рекорда. У Эллки есть тетушка. Число ее знакомых слегка  превышает количество звезд во вселенной. И, вот, кто-то из них решил вынести на улицу...

       На счастье, тетушка оказалась рядом. С корзинкой на колесиках. И забрала в корзину все, чтоб я «разобрался». А чего тут разбираться? В «Легендах Страны Израиля» Зеева Вильнаи мне надо разбираться? В шеститомнике Н.В.Лазарева «Русская иконопись» я должен разбираться? В альбоме «Акварель и рисунок  XVIII-первой половины XIX века в собрании ГТГ»? Или, может, в толстяке «Босх»?
       Сижу на балконе, кофеек попиваю, картинки листаю. «Разбираюсь». И где, скажите на милость, еще такое возможно?

       А, главное... Четырехтомник Херлуфа Бидструпа! Недосягаемая мечта моего детства! Я и так счастливым был, а теперь в два раза счастливее. Буду теперь вас коммунистическими картинками  мучить. Буду, буду, и не просите!

32 comments or Leave a comment
Размышления по поводу одной публикации
С благодарностью А.Сватикову и В.Головину

        Володя Головин сделал мне замечательный подарок: прислал журнал «Русский клуб», в котором, из номера в номер, были напечатаны мои «Сны в Тбилиси».  Все три.  История с этой публикацией меня немало удивила, и я хочу ею с вами поделиться.


*
   Сама по себе поездка в столицу Грузии показалась мне настолько прекрасной, что, вернувшись домой, я все еще оставался под ее впечатлением. Как будто, был во сне. И чтобы очнуться от удивительных видений, я за три вечера выплеснул из себя все и сбросил в социальные сети.  Мне хотелось только одного: освободиться от сладкого плена, разделив радость от увиденного, услышанного, прочувствованного. И ничего больше, честное слово! Добавлю, что в это же время в трех редакциях уже лежали мои готовые СЕРЬЕЗНЫЕ статьи - плоды тяжелого труда  в течение долгого времени. Плюс к этому, надо было заканчивать книгу. И все это, замечу, в оставшееся от работы время. Так что, понятно, что писал, не задумываясь, не работая над словом, не тратя энергию.

https://www.facebook.com/ilya.lisnyansky/posts/424437687750487
https://www.facebook.com/ilya.lisnyansky/posts/425772817616974
https://www.facebook.com/ilya.lisnyansky/posts/427853864075536

       Каково же было изумление, когда я увидел реакцию читателей в ФБ! Это был водопад позитива! Совершенно незнакомые люди молниеносно перепечатали все то, что мне наприходило в голову, и отсылали своим друзьям с наказом: «Обязательно прочти!». Более того, они стали требовать публикации на бумаге. Я, привыкший к определенным отношениям с СМИ, отнекивался, оправдываясь тем, что «негоже приличной девушке проявлять инициативу, пусть кавалер сам потрудится ее раздеть». На самом же деле, мне просто неловко было признаваться в том, что все это писалось исключительно «для внутреннего пользования» и, на мой взгляд,  общественного интереса не представляло. Куда там! Шквал был таков, что захлестнул не только меня, но и редакцию журнала «Русский клуб» в лице ее главы Саши Сватикова и его заместителя Володи Головина. Все кончилось тем, что мои друзья оказали мне не вполне заслуженную честь оказаться с ними под одной обложкой. Мы все сдались на милость победителя.
         Такое может быть только с тбилисцами. Господи, как они любят свой город! Этот город, рассыпающийся на глазах, замученный войнами и нищетой, но при этом упорно сохраняющий свое достоинство - словно старый аристократ, упорно приписывающий слово «князь» к своей фамилии на ободранном почтовом ящике. Как же нежно они его любят! Так дети гордятся своими родителями, стараясь не замечать их немощности, гоня от себя «дурные» мысли.
       Увы, ничего не поделать, от Тифлиса остается все меньше и меньше. Я не верю в то, что он исчезнет совсем – такого не бывает. Но, прорастет в другую форму, и это неизбежно.  Какую «другую»? Время покажет.

*
   А журнал, действительно, хорош! Живя на квартире Лены и Володи, я перечитал все номера, изданные  за пару лет. Настоящая энциклопедия Культуры с большой буквы. Тематика, содержание статей, иллюстрации, дизайн, полиграфия – все на очень высоком уровне. Не говорю уже о языке. Какой-то заповедник русского языка, радующий глаз и слух (если читать вслух).  Ну, и, конечно же, было очень занятно ознакомиться с составом Общественного Совета  журнала, где князь Никита Лобанов-Ростовский из Англии и граф Петр Шереметев из Франции, соседствуют с Давидом Маркишем из Израиля. После публикации «Снов» я невольно посмотрел на себя в зеркало: «Это ты ли рядом с ними?». Но, увидев в отражении  распушенный хвост, надутые щеки и выпученные глаза, быстро сдулся и вернулся на землю.
        К слову, пару лет тому назад журнал начал выпускать приложение – серию биографических очерков «Русские в Грузии». Изящно оформленные книжечки посвящены не только Пастернаку и Мандельштаму (прекратите ухмыляться при слове «русские»!), но Грибоедову, Товстоногову, Чайковскому, Луспекаеву, Немировичу-Данченко и др.  Поделюсь своим опытом: нет в Тбилиси приятнее занятия для любознательного бездельника, каковым, собственно, и  является путешественник, чем бродить по кривым улицам с этими книжечками в руках. Повторяю: нет ничего лучшего! Ну,  разве что, Саша Сватиков найдет для вас вечерок-другой и пройдется по любимым местам, рассказывая про героев былых времен.
         Для нас он нашел.
         Незабываемо!

         Ну, вот, пожалуй, и все.
*
     Нет, не все.

         Как часто, читая впечатления писателей, журналистов, а сейчас, чаще всего – блогеров, от их пребывания в том или ином месте земного шара, мы зачастую морщимся от глумливого тона. Есть в этом не только нечто злое, фальшивое, но, я бы сказал -и  непристойное. Многие, наверное, помнят, скандал в 1986г., вызванный публикацией рассказа В.Астафьева «Ловля пескарей в Грузии». Я к нему недавно вернулся, надеясь оценить иначе текст известного писателя. В результате оказалось еще хуже, чем при первом прочтении. Я вновь совершенно отчетливо услышал человеконенавистническую интонацию:
«Было  что-то  неприятное  в  облике  и  поведении Отара.  Когда, где он научился барственности?  Или  на курсах  он был  один, а  в  Грузии  другой, похожий  на   того  всем  надоевшего  типа,   которого  и   грузином-то   не поворачивается  язык  назвать. Как обломанный, занозистый  сучок  на  дереве человеческом,  торчит он по всем российским  базарам, вплоть до  Мурманска и Норильска,  с пренебрежением обдирая  доверчивый  северный  народ подгнившим фруктом или мятыми, полумертвыми цветами. Жадный, безграмотный, из тех, кого в России уничижительно  зовут  "копеечная душа", везде он распоясан, везде с растопыренными карманами, от немытых  рук залоснившимися, везде он швыряет деньги,  но дома  учитывает  жену, детей,  родителей в  медяках,  развел  он автомобилеманию,   пресмыкание   перед  импортом,  зачем-то,   видать,   для соблюдения моды, возит за собой жирных детей,  и в гостиницах  можно увидеть четырехпудового одышливого Гогию, восьми  лет от роду, всунутого в джинсы, с сонными глазами, утонувшими среди лоснящихся щек».

         Тяжело читать подобные  мерзости? Ну, я могу еще процитировать Астафьева  и в переписке с интеллигентнейшим Эйдельманом:   «на  Ваше черное письмо, переполненное не  просто злом, а перекипевшим гноем  еврейского  высокоинтеллектуального  высокомерия...»

         Зачем, я цитирую «это» здесь? А чтобы яснее довести до своих друзей и читателей, в общем-то, банальную мысль: находясь среди людей иной веры или национальности, будучи в другом городе, в незнакомой стране, не спеши выражать свои умные мысли «по поводу и без».  В лучшем случае, они никого не заинтересуют, в худшем – тебя сочтут невеждой, психопатом или хамом (выбор не велик, но не привлекателен). Не забывай, что ты гость, а гость должен быть вежливым. А, поскольку мы в этой жизни всегда гости, то и вежливым желательно быть всегда.

        Как по мне, так я подозреваю, что все дано в комплексе и нужно быть благодарным за все хорошее, интересное, прекрасное, с чем нам удается встретиться. Как у Вяземского в записных книжках (я их очень люблю!): «Добрая старушка, довольная участью своею, говорила с умилением: «Да будет Господь Бог вознагражден за все милости его ко мне».

       А моя бабушка, умнейшая была женщина – так та вообще  каждое утро начинала с традиционной  еврейской молитвы «Модэ Ани» - благодарности Всевышнему за то, что вернул ей душу, за то, что сотворил тело с полостями и отверстиями, и за то, что все они функционируют нормально

       Потому что это НЕ САМО СОБОЙ РАЗУМЕЕТСЯ. Может быть и иначе. Запросто. И это уже я говорю, как опытный врач.
      И, как опытный врач, знаю наверняка (извините, пожалуйста, меня за грубость, но заменить на что другое не могу): смотря в прямую кишку даже самой красивой женщины в мире, ничего, кроме говна не увидишь.

     Будучи в Тбилиси, я смотрел городу в глаза. Могу сказать только одно: «Они прекрасны!».

 
8 comments or Leave a comment
С праздником!

   Вдруг обнаружил, что первомайских фотографий у меня нет.  Демонстрации помню хорошо. То было в глубоком детстве – на папиных плечах в колонне кричащих и куда-то бегущих мужчин. Потом пару раз в школе мимо трибуны с толстомордыми дядьками в очках. Дядьки смотрели за горизонт,  помахивая рукой. Отчетливое чувство собственноей непричастности к происходящему.
      И еще один раз в институте,  7 ноября.  Утром собрались, разобрали плакаты с «членами», распили дешевый портвейн без закуски. Потом помню слякоть под ногами, я в колонне кричащих и куда-то бегущих однокурсников. Громкие визги нетрезвых девушек из соседней колонны – это инфак педагогического института.  Расстроенная гитара с оборванной струной, поющий под нее Римуля Абдуллин (через два года он переведется на военно-медицинский факультет в Куйбышев, успешно закончит его и погибнет в Афганистане). Заключающим аккордом этого перформанса явился последемонстрационный коллективный  блёв с перепою в скверике. И заинтересованные голуби.
      После этого – как отрезало. Поскольку работал параллельно с учебой, старался всегда брать «праздничные» дежурства. И отмазка неубиенная и оплата двойная.

      А,  когда закончил институт, то с успехом продолжил освоенную практику. Никому никакого дела до меня не было. Только один раз беседовал с начальством. Подошел ко мне парторг: «Тут, это, такое дело, мы решили тебя отметить. На демонстрации пойдешь в колонне городских передовиков».
    -Не могу. У меня сдвоенное дежурство. Заменить меня некем. Я – ответственный по корпусу. Придется праздник труда мне отмечать ударным трудом. И это правильно, Сергей Иванович, так ведь?
     И, хотите - верьте, хотите - нет, прожженный демагог  важно покивал головой и оставил меня в покое.

     К чему это я?
     А с праздниками вас, мои дорогие.
     Евреев – с выходом из «тьмы египетской» к свету, от выдавленного из себя по капле рабства - к свободе, от мацы сухой  - к пирогам да плюшкам дрожжевым.
     Христиан – с Пасхой! Радости вам и счастья.
     Трудящихся – с тем, что работают они, а не болтаются по демонстрациям. Демонстрировать надо результаты труда, а не призывы к труду и не толстые морды бездельников.

     И всех, вне зависимости от национальности, вероисповедания и конфессиональной принадлежности – с Жизнью, побеждающей Смерть.


Весенние цветочки на асфальте, на пустыре в районе Абу Кабир, рядом с Подворьем Праведной Тавифы в Яффо.


 
26 comments or Leave a comment
Ровно месяц тому назад я откровенно радовался выходу первой части статьи про мечети Старого Яффо в журнале "Мир путешествий" (ежемесячное приложение к газете "Вести"). Почему радовался? Да потому, что большинство моих соотечественников с этой темой просто незнакомо. А, ведь, то, что неизвестно, то и пугает. Страх же, в свою очередь, порождает уныние, отчаяние и гнев. Поэтому, да простят мне друзья "нескромность", я усматриваю в подобных публикациях не только информационный материал, но некую попытку избавить читателя от страха перед неведомым. Если мне это удастся, буду очень рад. Если нет - ну что ж, значит, способностей не хватило. Буду учиться дальше. И, как всегда, приму с благодарностью советы, замечания и пожелания конструктивного характера.
А пока - держите вторую часть, напечатанную в сегодняшнем журнале.










Tags:

16 comments or Leave a comment
Редакция журнала "Мир путешествий" (приложение к газете "Вести") сделала мне приятный сюрприз. Обычно ситуация складывалась так, что текст печатался без сокращений, но количество фотографий... Я хорошо понимал, что площадь "не резиновая", растянуть ее невозможно.  Открыв журнал на этот раз, я увидел именно то, что хотел донести до читателя: словарь "Мечети Старого Яффо" с полным комплектом иллюстраций. Получилось очень симпатично. Но, поскольку я не могу быть объективен, подожду суда читателей.
Отдельная благодарность редакторам "Вестей" и фотографу Диме Брикману.
За отсутвие "cut" прошу на меня не сердиться. Эта функция упорно глючит и работает через раз.













8 comments or Leave a comment